Лицензия на вождение

Сколько ни было Джеймсов Бондов в истории кинематографа (а было их шесть в 21 фильме), у каждого без исключения имелись три вечные вещи: личный номер с двумя нулями по туалетному образцу, красавица с загадочной историей за душой и ультраавтомобиль. Евгений Алефиренко отмечает самые выдающиеся колеса агентов 007.

Нетрудно представить глубину фрустрации агента, приехавшего на поезде ради того, чтобы перехватить злодея, но узнавшего, что тот уже взорвал планету, распылил вирус и похитил золото

Простым героям не зазорно ходить пешком, супергероям позволительно летать. Им для этого даны суперкрылья или мысленный привод на основе криптонита. Джеймс Бонд – где-то между этими категориями супергероев. С одной стороны, функция его в том, чтобы на регулярной основе спасать мир, а это предполагает быстрое реагирование. Нетрудно представить глубину фрустрации агента, приехавшего на поезде ради того, чтобы перехватить злодея, но узнавшего, что тот уже взорвал планету, распылил вирус и похитил золото.

К тому же, сделал все это на прошлой неделе, а теперь взял отпуск и уехал на Гавайи. Собственных нижних конечностей на спасение человечества не напасешься. С другой стороны, шпионский жанр предполагает хотя бы намек на реализм. Пусть в этих историях присутствуют неимоверные злодеи, фантастические красотки и странные заговоры, но неплохо, чтобы главный герой ездил на более или менее обычной машине без сверхъестественных аномалий внутри.

К чести Иена Флеминга, внутренней силы или внешних крыльев агенту 007 он не дал. Зато снабдил автомобилями – вроде бы, наилучшими да к тому же доведенными до ума секретными оружейниками британской службы MI6. Во времена написания первых романов цикла Флемингу было не до технических тонкостей, чем объясняется главная автомобильная неувязка. Первый личный автомобиль Бонда в романах – это кабриолет Bentley образца 1930 года, с наддувной рядной «четверкой» (!) рабочим объемом в 4.4 л. Бонд, будучи еще младшим подагентом 1752-бис, купил его слегка подержанным в 1933-м. Казус в том, что на киноэкране «бентли» агент 007 не водил никогда.

Причина несогласованности в гигантском скачке, проделанном автопромом за десяток лет между написанием «Казино «Ройяль» и съемками «Доктора Но». В начале 1950-х автомобильный ландшафт был еще по-военному пустынен, и факт обладания любым «бентли» говорил об агенте многое в положительном ключе: что тот имеет хороший вкус, переходящий в аристократический, спортивные привычки, консервативен по форме, но следит за прогрессом в содержании, неплохо зарабатывает и ценит солидность. В начале 1960-х точно такой автомобиль скорее указывал на косного стареющего штабиста с унаследованным состоянием или бывшего на содержании у женщин.

С тех пор и по сей день сценаристы вынуждены вылезать из кожи, чтобы исправить недочет Флеминга и обеспечить Бонда правильной машиной. С именем, чуть консервативной, очень спортивной, не безудержно роскошной, но такой, чтобы ее владельца приняли бы в высшем обществе без косых взглядов. Желательно британской, подходящей для джентльмена и суперагента.

Легенда об «астон-мартине»

Популярно мнение, что марка Aston Martin снизошла до уровня фантазий Флеминга и помогла созданию легенды о Бонде. В то время как ситуация прямо противоположная: популярнейший сериал (второй по прибыльности после «Звездных войн») создал славу и помог удержаться на плаву крошечной британской марке. В старой Англии таких автогаражей было пруд пруди – десятки, если не сотни. Шанс выжить, как показало время, получила если не каждая двадцатая, а до наших дней дожили единицы. «Астон-Мартин» – мелкая компания с годовым автооборотом в две-три сотни машин и вечными финансовыми затруднениями. Но именно ее взяли на заметку сценаристы из Eon Production, обладающей правами на киноверсии бондианы.

Чем они руководствовались, сообразить нетрудно: больше всего – отчаянием. Флеминг не особенно разбирался как в оружии – поначалу вооружил суперагента дамской «Береттой», – так и в автомобилях. Под перечисленные выше критерии насчет британского, мужественного, скромного, но стильного изо всего цикла подходил лишь один автомобиль, и это было спорткупе Aston Martin DB Mark III.

Даже если Флеминг действовал наугад, в этом конкретном случае он попал в точку. Машина была редким исключением как для марки, так и для всего британского автопрома – ибо отличалась скорее итальянской красотой полноразмерного спорткара. Модель Mark III можно считать переходной между двумя классами машин – большими кабриолетами (вроде тех, что выпускались, например, Bentley) и компактными спорткупе. В ее активе к 1960-ым имелось несколько побед в европейских гонках.
” На самом деле, первым кандидатом на переоборудование для «Голдфингера» записали Jaguar E-type, однако руководство компании отказалось выделить машины для съемок бесплатно ”

Короче говоря, надо было брать. На самом деле, первым кандидатом на переоборудование для «Голдфингера» записали Jaguar E-type, однако руководство компании отказалось выделить машины для съемок бесплатно, а стоили они заметно дороже «астонов». Что и определило победителя.

DB5 и потомки

Легенду из «астон-мартина» сделал, впрочем, не «Марк-3», а его внучатый племянник DB5. Несмотря на два поколения между ними, технически машины не намного отличались. Новичку освежили профиль, на литр вырос объем рядного 6-цилиндрового двигателя, – откуда взялись почти 300 сил мощности и размеченная до 160 миль в час шкала спидометра (серийные машины могли разогнаться примерно до 240 км/ч, по тем временам очень прилично). И все же коренное отличие хранилось у «бондовского» DB5 под обшивкой корпуса.

Машину для «Голдфингера» впервые взялись начинить достойным шпионским комплектом. В романе Флеминга DB Mark III из спецоборудования имел лишь отделение для пистолета и усиленные бамперы, помогавшие при таранах. В киноверсии машину оснастили почти полусотней усовершенствований, от пулеметов и сменных держателей номеров до роторных пил и распылителя масла под колеса преследователей. Идея насчет масла была компромиссом: сначала думали выбрасывать шипы, но изменили мнение под предлогом боязни дурного примера – как бы прием не взяли на вооружение подростки и угонщики машин. Масло, вопреки чаяниям, не оказывает столь радикального эффекта, будучи разлитым на дороге.

«Голдфингер» удался как фильм, для Aston Martin же он имел эффект манны небесной – после премьеры поступило вдвое больше заказов на модель DB5, чем за весь предыдущий год. У компании не оказалось возможности быстро удовлетворить спрос, так что около четверти заказов пришлось отсрочить. Оба задействованных в съемках экземпляра DB5 вообще-то были не серийными машинами, а внутрифирменными прототипами, плюс их доработка была честно оплачена Eon Production. Но «Голдфингер» стал последним фильмом, в котором практиковалась такая расточительность – впредь автопроизводители соревновались за честь бесплатно выдать машины, только бы они показались в кадре, а позже принялись еще и доплачивать.

Переоборудованный DB5 почти без изменений снялся и в следующем фильме, «Шаровой молнии» 1965 года. Когда Шон Коннери окончательно порвал с ролью Бонда, ее доверили Джорджу Лейзенби. Тот не задержался надолго: на самом деле, снялся только в одном фильме, и с его приходом пресеклась ветвь «бондовских» DB5. Руководство компании сочло пришедший успех незыблемым, модернизировало ассортимент и предложило людям из Eon использовать новую модель – DBS.

Машина оставалась неплохой по части драйверских качеств, но новый «коробчатый» дизайн не имел ничего общего с чистой элегантностью DB5, и машина просто не задержалась в умах зрителей. Косвенно этому помог и фильм – он был странным, с первой и последней попыткой женить Бонда (его жену, правда, там же убили выстрелом из проезжавшего мимо «мерседеса» подручные главы «Спектра» Эрнста Ставро Блофельда) и поползновениями Лейзенби изобразить чувства и психологический фон.

В «Искрах из глаз» 1987-го Aston Martin появился еще раз, но ажиотаж не вызвал. Выдвижные лыжи, шины с телескопической шиповкой и ракетный ускоритель неплохо смотрелись в чехословацких снегах. На помощь уже стандартным ракетам под облицовкой радиатора пришли лазеры, а проецируемые на лобовое стекло индикаторы можно было просто патентовать.
” Выдвижные лыжи, шины с телескопической шиповкой и ракетный ускоритель неплохо смотрелись в чехословацких снегах ”

Но проблема в том, что к концу 1980-х марка проела былую славу и переживала сложные времена, по сути, ей нечего было предложить как покупателям, так и суперагенту на службе британской королевы.

Водоплавающий Lotus

Репутация «лотусов» неоднозначна. Марка – типичный новодел, образовалась после Второй мировой войны, учредителем был простолюдин Колин Чепмен без малейших признаков спортивной крови. При этом машины марки за несколько лет пробили себе путь в самых солидных чемпионатах, а потом посягнули и на лавры Формулы-1. Собственно, даже не посягнули, а регулярно привозили победы – как-никак, семь чемпионских титулов в командном зачете и десяток инноваций высшего калибра, включая революцию, связанную с внедрением граунд-эффекта.

Классикой марки навсегда останется архетипный Lotus Seven, машина гениальная и бессмертная. Но в 70-х, когда пришло время менять «астоны» на что-нибудь более яркое, «семерка» вряд ли произвела бы нужный эффект. С другой стороны, в 76-м свет увидел «клин» Джуджаро – разработанный британскими механиками и итальянскими кузовщиками Lotus Esprit. Автомобиль характеризовали, как «легкий суперкар». Легкость ей была необходима, потому что если бы машина весила больше, никаких суперхарактеристик ей было бы не видать, как собственной выхлопной трубы. А так скромного 2-литрового двигателя хватало и на приличную динамику (6.8 с до сотни), и на неплохую максимальную скорость (225 км/ч). Само собой, Esprit образцово управлялся – у машин Lotus этого качества не отнять никому.

Дизайн машины не имел никакого отношения к британским канонам – это был типичный эксперимент Джорджетто Джуджаро с клинообразными формами. Но сценаристы из Eon все равно собирались внести новую струю, к тому же Бонда в это время играл «легковесный» (после Шона Коннери) Роджер Мур. Налицо была гармония между новыми людьми, машинами и обстоятельствами.

Первый раз Esprit назначили автомобилем Бонда в фильме «Шпион, который меня любил» 1977 года. Спецоборудование для него подобрали столь впечатляющее, что машина едва не заткнула за пояс сам классический DB5. Дело в том, что Esprit сделали не просто водоплавающим, а настоящей подводной лодкой. После падения в воду по воле Джеймса Бонда (наверху стреляли) машина втягивала колеса в борта, прикрывала ниши крышками, выставляла наружу плоскости-плавники и электроприводы гребных винтов – и могла рассекать глубины, уничтожать диверсантов-аквалангистов и даже сбивать ракетами вертолеты – прямо из-под воды.

Несмотря на впечатляющий бенефис автомобили Lotus в бондиане не прижились. Их использовали еще только раз, в «Только для твоих глаз» 1981 года, и это была скорее эпизодическая роль.

Немцы на службе Ее Величества

1990-е для британского автопрома вышли плачевными: ни один из грандов не смог пережить их без потерь; ни одна машина из текущего ассортимента не могла претендовать на то, чтобы быть достойной суперагента. Выход из ситуации нашли противоречивый: впервые в истории киносериала Бонд получил автомобиль не островного происхождения. Более того – это был «немец», кабриолет BMW Z3.

Баварский концерн в это время активно орудовал в Великобритании, его эмиссары налаживали сотрудничество с тамошним автопромом и скупали находящиеся в кризисе местные марки (назовем для примера Rover и Land Rover). Согласие Eon взять для съемок BMW было вроде бы кстати – оно могло содействовать в завоевании доверия британцев. Более того, ради съемок нарушили режим секретности: Z3 под камеры выставили даже не в окончательной версии: это была одна из предпроизводственных моделей, которых, как правило, берегут от посторонних глаз, будто новорожденных.

Машина, безусловно, хороша и свежа, проблема, однако, в том, что ее стеснялись: поставили в нарочно минимальное количество сцен, и она колесила вдалеке от британских берегов. Что касается реакции публики, то она была неоднозначной – на родине Бонда многие негодовали и требовали патриотизма в этом скользком вопросе, в остальном же мире и машину, и новый образ Бонда (первый раз в исполнении Пирса Броснана) приняли с понятным любопытством – Z3, по сути, возрождала целый позабытый класс компактных спорткабриолетов. Что, очевидно, и требовалось.

К следующему фильму маркетологи BMW подошли обстоятельней и выставили не что-нибудь, а флагманский седан марки – длинную «семерку» в самой мощной версии. Здесь уже никаких стеснений не было – авто нафаршировали под завязку и расписали во все сцены, куда только было теоретически возможно – в двух сценах машина «играла» в отсутствие самого Бонда. В том же фильме агент оседлал мотоцикл BMW – новейший R 1200.

Было у баварской компании и третье явление – в 1999 для ленты «И целого мира мало» заявили первый настоящий суперкар марки, BMW Z8. Интересно, что на момент начала съемок машина, как таковая, еще не существовала в природе в законченном виде, так что в мастерские Eon Productions передали ходовые муляжи – AC Cobra, замаскированные под то, как должны были выглядеть серийные Z8.

Кандидатуры россыпью

Самое заметное, что случилось с британским автопромом в наступившем тысячелетии, – он массово потерял самостоятельность. Все его главные игроки ныне перекуплены, так что какую из легендарных марок ни возьми – Aston Martin ли, Jaguar, Lotus, Range Rover, Bentley или хоть Rolls-Royce, каждая будет принадлежать американскому, немецкому, малазийскому или еще какому капиталу.

После эпохи BMW все же наступила более или менее британская пора: право предоставить машину в «Умри, но не сейчас», «Казино «Ройяль» и пока не названном 22-ом фильме выкупил концерн Ford, в собственности которого несколько марок, происходящих из Великобритании. В 2002 Бонду выдали Aston Martin V12 Vanquish (с активной маскировкой – машина, как хамелеон, подстраивала окраску под окружающую действительность), в 2006 – Aston Martin DBS V12 (хотя не удержались и от того, чтобы показать публике с иголочки новый Ford Mondeo).

Что касается грядущего фильма, то на его счет есть несколько мнений. Aston Martin – естественный претендент, хотя его использовали в двух последних фильмах. «Ягуар» очень вероятен, однако двухдверная модель XK к тому времени будет какой угодно, только не новой, да и скажем честно, простовато это спортивное купе для супершпиона. Образ «бентли» с Бондом совместим, однако марка сейчас под крылом Volkswagen, как и «бугатти». В общем, это не проблема – была же в бондиане эпоха BMW. Но пока в пользу этих версий ничто не говорит.

Мы поставили бы на другие кандидатуры: седан, в который превратится нынешний концепт Jaguar X-CF, и одна из имиджевых моделей Ford. Причем возможно, что не европейский Mondeo (который «засветился» в «Казино «Ройяль»), а американский Interceptor или следующее поколение Mustang. Посмотрим в глаза реальности – Бонд давно глобальный бренд, пора ему перестать ограничивать себя глупыми национальными условностями.

Полнота фарша

Тройка самых экипированных машин Бонда это:

1964 и 1965: Aston Martin DB5 из «Голдфингера» и «Шаровой молнии». Радиолокатор с дисплеем, выдвигающаяся роторная пила для повреждения покрышек, пуленепробиваемые стекла, кормовой разбрызгиватель масла, постановщик дымовой завесы, фронтальные 9-миллиметровые пулеметы, водные пушки заднего действия, несколько контейнеров для оборудования и вооружения, дистанционно управляемый держатель номерного знака (на три номера: британский, швейцарский и французский) и главное – катапульта под креслом пассажира!

1977: Lotus Esprit из «Шпион, который меня любил». Две пусковые установки для управляемых и неуправляемых ракет, снаряженный цементным раствором распылитель в корме, герметичный корпус с перископом и выдвигающимися плоскостями для подводного плавания (глубина погружения на глаз составляет не меньше 50 м), четыре кормовых винта с электроприводом, гарпунная пушка, торпедный аппарат и подводный постановщик мин, полная амфибийность.

1997: BMW 750il из «Завтра не умрет никогда». Сплошное бронирование, выдержавшее без видимого ущерба попытки взлома с применением кувалд и пистолетов-пулеметов. Активная защита в виде электрошокеров на ручках дверей и распылителей раздражающего газа. Вход с биометрическим датчиком, настроенным на отпечаток пальца Бонда. Полное дистанционное управление с мобильного телефона. Дисковый резак на носу, контейнеры с шипами на корме, шины с подкачкой, миномет и пусковая установка для ракет.

Антибонд

Самой по-дурацки оснащенной машиной Бонда, очевидно, следует считать Lotus Esprit Turbo из «Только для ваших глаз» 1981 года. Никакого экстраординарного оборудования не обнаружено, за исключением противоугонной сигнализации, взорвавшей машину при первой же попытке угона.

Самый неоснащенный – Aston Martin DBS V12 из последнего на сей момент фильма серии: из особого оборудования там только тематическая ручка коробки переключения передач и отсек для «Вальтера».

Источник: журнал “EGO” Украина (ego.com.ua)


Есть, что сказать? Оставь свой комментарий: